Домой Календарь беременности Атомная гильотина

Атомная гильотина

48
0

Атомная гильотина

Все новости на карте

Уже не первый год Литва препирается с Белоруссией из-за атомной электростанции, которая при помощи России строится в районе городка Островец, возле белорусско-литовской границы. Международное сообщество и эксперты отказались занять сторону Вильнюса и признать объект опасным, однако Литве удалось — не без шантажа — настроить соседей против непокорной Белоруссии, тем самым сорвав амбициозные экономические планы Минска. Но тут в ситуацию вмешался коронавирус, изменив расклад сил в регионе. Почему Литва так негодует по поводу Белорусской АЭС, действительно ли станция представляет угрозу прибалтийским государствам и как пандемия рассорила недавних союзников — в материале «Ленты.ру».

Восточная угроза

В 2017 году, когда строительство Белорусской атомной электростанции было уже в самом разгаре, парламент Литвы постановил считать этот объект угрозой безопасности. Более того, был принят специальный законодательный акт, запрещающий покупку энергии с этой АЭС. Отношение Вильнюса к новому энергообъекту можно определить двумя словами: страх и зависть.

Зависть — потому что в свое время Литовской Республике в наследство от СССР досталась собственная Игналинская АЭС, благодаря которой государство не знало проблем с дешевым электричеством и даже экспортировало его в соседние страны. Но когда в 2004-м Литва вступала в Евросоюз, Брюссель потребовал закрыть АЭС как небезопасную. Вильнюсу пришлось подчиниться. В дальнейшем литовцы пытались запустить проект строительства новой Висагинской АЭС, удовлетворяющей европейским требованиям, но так и не нашли инвесторов.

Атомная гильотина

Страх же связан с тем, что белорусский городок Островец, в окрестностях которого строится АЭС, находится неподалеку от границы с Литвой и всего в полусотне километров от Вильнюса. То есть в случае катастрофы последствия для прибалтийской республики будут катастрофическими.

Тот факт, что объект возводит по заказу Минска российский «Росатом», литовцев не успокаивает — они считают, что российская корпорация не способна дать гарантии. Например, Витаутас Ландсбергис, руководивший республикой в период выхода из СССР и имеющий неформальное прозвище «отец литовской демократии», называет БелАЭС не иначе как «гильотиной» и «гибелью» для Литвы.

Несмотря на все эти заявления, работа продолжалась. В апреле 2019-го специалисты приступили к испытаниям и опробованию оборудования первого энергоблока. Было заявлено, что первый энергоблок введут в строй в конце 2019-го. Сроки в итоге сдвинулись — запуск перенесли на 2020-й год, а пуск второго блока сместился на 2021 год.

Атомная гильотина

Reuters

Окончательная проверка готовности Белорусской АЭС завершилась 12 апреля, и в ближайшее время может начаться завоз на нее ядерного топлива. Работы на объекте продолжаются даже невзирая на охватившую мир пандемию коронавируса. Станция не только позволит Минску полностью отказаться от импорта электроэнергии, но и создаст ее избыток, обеспечив выгодный экспорт.

Раздражение литовской стороны нарастает тем сильнее, чем ближе момент пуска, вот только сейчас Вильнюс уже не может так открыто выражать недовольство, как раньше. После того как в прошлом году между Белоруссией и Россией усилились трения, страны ЕС, куда входит и Литва, взяли курс на сближение с президентом Лукашенко. Есть у Литвы и корыстный интерес не ссориться с Минском: республика много зарабатывает на транзите, благодаря которому порт Клайпеды стал самым преуспевающим в Прибалтике, а значительную часть этого транзита обеспечивает именно белорусский товарооборот.

Не мытьем, так катаньем

В Литве, понимая, что принудить белорусов к отказу от АЭС не получится, пытались найти некий компромиссный вариант. В марте 2019-го премьер-министр Саулюс Сквернялис предложил Минску, по его словам, «план-хулиган»: перестроить почти готовую АЭС в газовую электростанцию и получать из Клайпеды сжиженный природный газ. Политик указал, что Минск таким образом мог бы снизить степень зависимости от Москвы.

Но летом 2019 года в Литве сменился президент, и новый глава государства Гитанас Науседа решил вернуть утраченные экономические связи и укрепить существующие. Например, когда Белоруссия не смогла в прошлом году договориться в Россией о ценах на энергоносители, Литва помогла с закупкой топлива у других поставщиков.

Науседа хвалится, что Вильнюс помог Александру Лукашенко вести диалог по энергоносителям с российским коллегой Владимиром Путиным «на равных». А теперь и посол США в Литве Роберт Гилкрист предлагает белорусам в будущем наладить доставку американского газа через Клайпеду.

Однако все эти реверансы не дают эффекта. Для Белоруссии важность обладания АЭС несомненна, особенно на фоне недавнего конфликта с Москвой из-за цен на энергоносители. В себестоимости киловатт-часа электроэнергии на газовых ТЭС топливная составляющая более 75 процентов, а на атомных она не превышает 20 процентов — выигрыш очевиден.

Поэтому Литва пытается подключить к борьбе и международные организации. Выходит с переменным успехом. Например, участники «Конвенции Эспо» (Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте) в феврале 2019 года пришли к выводу, что «в документации по оценке воздействия БелАЭС на окружающую среду упоминаются альтернативные места размещения атомной электростанции и критерии выбора этих площадок, но не приводится обоснование выбора Островецкой площадки».

Эксперты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), посетившие АЭС в Островце в июле 2019-го, пришли к выводу, что Минск вполне добросовестно стремится обеспечить безопасность станции. В феврале 2020-го они еще раз подтвердили свой вердикт после осмотра станции и подчеркнули, что при строительстве учтен мировой опыт, полученный после катастрофы на Фукусимской АЭС.

Впрочем, литовцы как бы игнорируют эти заключения. В октябре прошлого года в республике прошли учения по гражданской обороне, сценарий которых предполагал катастрофу на БелАЭС. Люди получили «оповещение» на мобильные и увидели его по телевидению, сработали специальные сирены, добровольцы поучаствовали в эвакуации населения и обработке «зараженных».

Активисты общественного движения против БелАЭС начали сбор подписей под петицией для Европарламента и официального Минска, где призывают не давать разрешения на эксплуатацию БелАЭС, не запускать первый энергоблок и перенести строительство остальных блоков в другое место.

«Пока мы есть, мы будем сопротивляться. Молчание ягнят было бы капитуляцией», — сказал «отец литовской демократии» Ландсбергис.

Атомная гильотина

Reuters

С приближением очередных парламентских выборов тему «небезопасной» Белорусской АЭС оседлал оппозиционный блок «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы», возглавляемые внуком Ландсбергиса — Габриэлюсом. Впрочем, оппоненты справедливо указывают им на очевидность такой манипуляции. «Если бы они это делали в начале строительства АЭС — в 2009-2010 годах, такое еще можно было понять», — заявил пресс-секретарь социал-демократической партии Литвы Юстинас Аргустас.

Друзья спешат на помощь

Одновременно Вильнюс пытается привлечь на свою сторону другие страны и уговорить их не закупать островецкую электроэнергию. Первой поддержала бойкот БелАЭС Польша. У поляков нашелся для этого железобетонный резон: Варшава намеревается развивать собственную атомную энергетику. Что же касается Латвии и Эстонии, то они сперва колебались.

В августе 2019-го вице-канцлер по вопросам энергетики эстонского министерства экономики и коммуникаций Тимо Татар заявил, что не исключает закупки электричества у Белоруссии. Власти в Таллине вынуждены сворачивать отрасль сланцевой энергетики, традиционно обогревавшей страну, поскольку в рамках Парижского климатического соглашения обязались радикально уменьшить выбросы парниковых газов.

Более того, в Эстонии по инициативе и при поддержке бизнеса работают над проектом собственной АЭС, правда, куда более скромной, чем белорусская. Сейчас идет поиск наилучшей площадки для нее.

В непростой ситуации и Латвия, где давно уже существует проблема высоких цены на электроэнергию. Несколько лет назад закрылось одно из крупнейших республиканских предприятий — Лиепайский металлургический завод, который в какой-то момент не смог оплачивать растущие счета за электричество. Так что минувшим летом некоторые члены латвийского правительства заявили, что как только Литва после запуска АЭС введет блокаду на импорт энергии из Белоруссии, Латвия начнет закупать электричество из этой страны через собственную границу.

Атомная гильотина

Спикер литовского парламента Викторас Пранцкетис немедленно отправился в Ригу и там получил от латвийского премьер-министра Кришьяниса Кариньша заверение, что возникло недоразумение, и на самом деле Латвия закупать энергию у белорусов не станет. Глава литовского оператора электросетей Litgrid Дайвис Вирбицкас пригрозил, что если Рига проявит непостоянство в этом вопросе, Вильнюс подаст на нее жалобу в Еврокомиссию. К февралю 2020-го непокорные прибалты сдались: на встрече в Таллине премьер-министры Латвии, Литвы и Эстонии договорились, что подпишут декларацию об отказе от закупок электроэнергии, которая будет производиться на Белорусской АЭС.

Пыталась Литва найти поддержку и у своего главного союзника. В октябре 2019 года премьер Литвы Сквернялис в ходе встречи с министром энергетики США Риком Перри высказал пожелание, чтобы Вашингтон надавил на Минск из-за АЭС. «Министр Перри обещал поддержку», — заявил Сквернялис прессе по окончании беседы. Однако, кажется, глава правительства неверно понял своего собеседника.

Позже Перри заявил прессе ровно обратное. «Есть МАГАТЭ, роль которого состоит в том, чтобы ядерные объекты соответствовали международным стандартам. Поэтому я бы рекомендовал литовским лидерам обратить на это внимание», — сказал он в ходе конференции трансатлантического энергетического сотрудничества в Вильнюсе и посоветовал принимающей стороне взаимодействовать по БелАЭС напрямую с Минском.

Вирусный фактор

Коронавирус SARS Cov-2, внезапно и решительно сломавший планы всего мира, не остановил стройку АЭС в Островце, но, похоже, меняет расклад сил в регионе. Дешевая белорусская электроэнергия теперь получает иную ценность в глазах правительств прибалтийских стран. Все три государства закрыты на строгий карантин, деловая и экономическая активность в них затухает, эксперты уже высчитывают убытки в сотни миллионов евро. Безработица может вырасти на 12-20 процентов, зарплаты снизятся из-за переизбытка рабочих рук на 10-12 процентов, поток банкротств мелких и средних предприятий будет подобен цунами.

Бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс считает, что падение ВВП Литвы окажется более серьезным, чем прогнозируют аналитики Минфина. «Например, за первую неделю карантина такая мощная экономика, как немецкая, уже потеряла 56 миллиардов евро. Ее годовые потери прогнозируются в коридоре от 255 до 729 миллиардов евро. Надо помнить, что во время финансово-экономического кризиса 2008 года Германия потеряла 5 процентов ВВП, а Литва — более 15 процентов», — намекает Кубилюс на фатальные убытки.

Литва вынуждена отдавать большие деньги за газ, причем эти деньги идут не только на приобретение голубого топлива, но и на логистику: например, чтобы платить Норвегии за аренду плавучего терминала сжиженного природного газа. Недавно стало известно, что компания Klaipedos nafta возьмет 272,5 миллиона евро в кредит на покупку СПГ-терминала и перераспределение расходов на его содержание до 2044 года.

Атомная гильотина

Reuters

В Эстонии ущерб от кризиса, спровоцированного пандемией коронавируса, уже сейчас оценивают в 1,2 миллиарда евро из-за снижения налоговых поступлений и непредвиденных расходов на борьбу с инфекцией. В Латвии пока не готовы называть конкретные цифры, но тоже признают, что потери в секторе туризма, гостиничного бизнеса и пассажирских перевозок ожидаются громаднейшие, а общий убыток ляжет грузом на всю экономику.

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор СПбГУ Николай Межевич рассказал «Ленте.ру», что у Латвии нет возможностей сбалансировать свое энергопотребление на базе собственных ресурсов. В ближайшие годы Риге придется искать выгоду решительно во всем, особенно если учитывать, что доходы от российского транзита будут падать, а против сотрудничества с Белоруссией латыши по сути ничего не имеют.

В этих условиях с трудом достигнутая «балтийская солидарность» по БелАЭС может пойти прахом, тем более что в прошлом страны Прибалтики не гнушались ставить друг другу подножки в экономике. Например, в 2017 году Рига пожаловалась в Еврокомиссию на Вильнюс за то, что литовцы разобрали рельсы на стратегически важном для латышей участке общей железной дороги, чтобы заработать на транзите через свой порт. И даже если Литва упрется и пойдет на принцип, ее прибалтийские соседки могут оказаться не столь принципиальными. Лучше выживать по отдельности, чем умирать всем вместе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here