Домой Календарь беременности Байкал пустят под нож ради гигантских месторождений?

Байкал пустят под нож ради гигантских месторождений?

19
0

Все новости на карте

Запрет на хозяйствование в центральной экологической зоне Байкала был одним из требований ЮНЕСКО, поместившей озеро в список всемирного наследия, напоминают экологи. Однако у российской элиты, возможно, свои виды на это «наследство».

Пытаясь пробудить угасший интерес бизнеса к инвестициям в российскую экономику, власти ослабляют защиту озера Байкал.

Реформа, известная как «регуляторная гильотина», позволит делать что угодно в заповедной зоне, если допустят президент или правительство. В результате преференции могут получить компании, собственники которых имеют близкие отношения с Кремлем. Отсутствие последовательности в защите озера может иметь непоправимые последствия, предупреждают «зеленые».

Что запрещено на Байкале

Центральная экологическая зона Байкала площадью 89,1 тыс. кв. км. охватывает само озеро с островами, береговую полосу, а также три заповедника, два национальных парка и пять заказников.

На территории размером с Иорданию сосуществуют 130 тыс. человек и 2,6 тыс. видов животных и растений, две трети из которых не встречается больше нигде.

До недавнего времени закон и дополняющий его «Перечень запрещенных видов деятельности» ограничивал хозяйственную деятельность в охраняемой зоне. Вырубка леса, добыча полезных ископаемых, строительство были запрещены или сведены к удовлетворению местных нужд.

В течение двух десятилетий документ защищал хрупкую экосистему озера от «грязных» производств (в том числе целлюлозно-бумажного, от которого она долго страдала).

Однако «регуляторная гильотина» может поставить под вопрос заповедный статус Байкала.

Суть реформы

До конца года правительство планирует избавиться от тысяч обязательных требований, затрудняющих ведение бизнеса.

Среди них есть как устаревшие и бессмысленные, так и необходимые, считают эксперты. Пересмотру, в частности, подвернутся экологические стандарты.

Отбором и переработкой нормативных актов занимаются рабочие группы, состоящие в основном из предпринимателей. Поэтому общественники опасаются, что интересы граждан и природы не будут приняты во внимание.

Проект обновленного Перечня, подготовленный Минприроды, дает для этого веские основания.

В документе появилась оговорка, согласно которой запреты не распространяются на инвестпроекты, одобренные правительством или президентом.

Это значит, что любой опасный объект, будь то нефтепровод, АЭС или целлюлозно-бумажный комбинат, может появиться на берегах озера с благословения высшей власти, делают вывод специалисты «Гринпис Россия».

Будущее Байкала в руках Путина

Судьба Байкала и раньше решалась в Кремле. Например, в 2006-м Владимир Путин приказал «Транснефти» проложить нефтепровод «Восточная Сибирь-Тихий океан» в обход байкальского побережья.

В 2009-м Путин (тогда возглавлявший правительство) опустился на дно Байкала в батискафе, заявив, что озеро «в хорошем состоянии» и «никакого загрязнения нет».

Экологи не разделяли подобного оптимизма. Они требовали закрыть принадлежавший Олегу Дерипаске Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, в то время как Путин ратовал за его сохранение.

Судьбу опасного объекта решил Дмитрий Медведев: в 2013-м БЦБК окончательно закрыли.

Незадолго до последних президентских выборов Путин снова приехал на Байкал. Выпустив в воду мальков редкого байкальского омуля, он дал наказ строго пресекать вредную хозяйственную деятельность на озере.

Майский указ 2018 года «О национальных целях» провозгласил сохранение Байкала одним из приоритетов государственной политики. Однако тот же указ предписывал устранить логистические ограничения для экспорта, в том числе — на железнодорожном транспорте. Возможно, это будет иметь печальные последствия для Прибайкалья.

Экономика против экологии

В июле 2020 года Путин подписал закон, позволяющий вырубать леса в ходе модернизации железных дорог — БАМа и Транссиба, проходящих вблизи Байкала. Амбициозный проект РЖД предполагает строительство новых путей и расширение станций, чтобы увеличить пропускную способность магистралей, связывающих Россию с азиатскими рынками.

В корпорации уверяют, что пострадают лишь посадки, прилегающие к железнодорожным линиям. Успокаивая общественность, глава Бурятии Алексей Цыденов заявил, что уничтожат в основном «кустарник и мелкую поросль», а вместо одного срубленного дерева посадят пять новых.

Однако, по мнению эксперта «Гринпис Россия» Михаила Крейндлина, закон позволит строить объекты транспортной инфраструктуры в обход государственной экологической экспертизы, в чем и заключается главная опасность.

«Могут повториться аварии и катастрофы, аналогичные по своему масштабу Норильской (разлив 21 тыс. тонн дизельного топлива из резервуара ТЭЦ в мае 2020-го)», — предупреждает эколог.

Лакомый кусок

Байкал мог бы стать огромной кладовой природных ресурсов для российского капитала.

Например, расположенное к северу от озера Холодненское месторождение содержит, по оценкам экспертов, 46% мировых запасов цинка и 14% свинца. На разработку рудников претендовали разные компании, но пока этому мешают экологические ограничения.

Власти Бурятии озабочены возобновлением добычи вольфрама и молибдена на заброшенных в 1990-е месторождениях Закаменского района. Между тем, по мнению ученых, бывшие рудники является самой неблагополучной с экологической точки зрения частью Байкальской природной территории.

Под Байкалом сосредоточены огромные запасы нефти — их приблизительно оценивают в 250-300 млн тонн, что сравнимо с объемом Великого месторождения, открытого в Астраханской области (его называют крупнейшим нефтяным проектом последних лет). При этом, предупреждают специалисты, начало разработки байкальской нефти нанесло бы непоправимый ущерб экосистеме озера.

Угрожает Байкалу и хаотичная заготовка древесины. Несмотря на показную борьбу с «черными лесорубами», площадь лесов в прилегающей к озеру Иркутской области сократилась на треть за последние двадцать лет.

«Регуляторная гильотина» еще больше ослабит контроль над лесозаготовителями, полагают в «Гринпис». Новые правила позволят проводить сплошные санитарные рубки погибших или поврежденных деревьев, если региональные власти объявят чрезвычайную ситуацию, связанную с вредителями леса.

Только в этом году нашествия насекомых вынуждали власти вводить режим ЧС в Оренбуржье, Красноярском крае и Башкортостане.

Если подобное произойдет на Байкале, коммерческие предприятия получат право рубить и продавать заповедные, в том числе кедровые леса, что может привести к злоупотреблениям, считают «зеленые».

Запрет на хозяйствование в центральной экологической зоне Байкала был одним из требований ЮНЕСКО, поместившей озеро в список всемирного наследия, напоминают экологи. Однако у российской элиты, возможно, свои виды на это «наследство».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here